Logo holodilshchik
интернет-выпуск № 3(39), март, 2008 г.
ПЕРВАЯ В РОССИИ ИНТЕРНЕТ-ГАЗЕТА ПО ХОЛОДИЛЬНОЙ И БЛИЗКОЙ ЕЙ ТЕМАТИКЕ

Грамотно преподнести себя через рекламу - тоже искусство!
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ
РЕАЛЬНА ЛИ ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ?


Лого

Вряд ли кто будет отрицать, что, в принципе, при желании и наличии на то средств, в Москве, в частности, среднестатистическому покупателю можно "затариться" продуктами питания несравнимо в большем количественном и "ассортиментном" выражении в сравнении со временем "развитого социализма".

Разнообразие продуктов в витринах дорогого торгового холодильного оборудования - это лицо любого супер- и гипермаркета. Прилавки ломятся от продуктов отечественного и зарубежного производителя, покупатели в "быстротекущих" очередях стойко терпеливы, денежные обороты бизнес оправдывают, в общем, все довольны.

Но! Прежде чем что-то купить сегодня в магазине, надо раз семь просмотреть, насколько опасно то, чем вы собираетесь травить свой организм. И есть ли при этом шанс выжить?.. Качество заморских яств так далеко от совершенства, что для здоровья лучше предпочесть отечественные продукты. Другое дело, что их, отечественных продуктов, на российском рынке найти все труднее, как, собственно, и нашего крестьянина. Именно крестьянин создает продовольственную безопасность страны, России! Однако в этом случае уместно будет привести схожую корреляцию: "съесть-то он съесть - да, кто ему дасть?"


Обеспечение растущего народонаселения продовольствием - одна из важнейших проблем, которая на протяжении тысячелетий стояла, а сейчас в обостренном виде стоит перед человечеством. С позиций общей теории управления (изложена в работе "Достаточно общая теория управления", С.- Петербург, 1997 г.) продовольствие можно отнести к четвертому (экономическому) приоритет) обобщенных средств борьбы и управления. С этой точки зрения можно говорить о продовольственной безопасности государства. Продовольственная безопасность государства является важнейшей составной частью экономической безопасности, которая в свою очередь, является частью общественной безопасности страны. Структура угроз обществу соответствует структуре средств борьбы и управления.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ государства - это степень обеспеченности населения страны экологически частыми и полезными для здоровья продуктами питания отечественного производства по научно - обоснованным нормам и доступным ценам при сохранении и улучшении среды обитания.

Возникает вопрос, почему население нашей страны целесообразно обеспечивать, именно отечественными, а не импортными проектами?

Ответ прост. Если производство продуктов и их хранение не контролируется потребителями, то в эти продукты могут быть включены добавки (кон серванты, вкусовые присадки, красители и т.п.), употребление которых в пищу может непредсказуемым образом сказаться на состоянии здоровья не только живущего, но и будущих поколений. Тем самым продукты питания превращаются из пищи в оружие геноцида (пятый приоритет обобщенных средств борьбы и управления). Это мы и видим на практике. Многие консерванты, красители и вкусовые добавки, запрещены к продаже в Западных странах, но почему-то разрешены в России и в странах "третьего" мира.

Кроме того, мудрые люди утверждают, что человеку наиболее полезно потреблять те продукты, которые родит его родная земля. Старая пословица гласит: "Что для русского полезно, то для немца - смерть". И наоборот. Есть еще одна пословица: "Из рук врага не бери и пирога". Нельзя забывать, что западная цивилизация является самым древним геополитическим противником России. Русь ведет отражение агрессии со стороны Запада уже не одну тысячу лет. После провала очередной попытки поработить нас силой оружия в 1945 году Запад перешел к войне холодной - агрессии методом культурного сотрудничества. В планах Запада по уничтожению России одно из важнейших мест занимает экономическая война, в т.ч. уничтожение нашего агропромышленного комплекса и всех отраслей, обеспечивающих население продуктами питания. Страна поставлена на грань голода. Из истории известно, что в голодные годы резко обостряются взаимоотношения между людьми, и возрастает вероятность возникновения социальных конфликтов. Так было в 1917 и 1905 годах и ранее, когда вспыхивали голодные бунты.

В соответствии с Гарвардским проектом у нас насаждается разработанная в США так называемая "Нижегородская модель". В тех регионах, где она внедрена спад производства продуктов питания наибольший - 60-70%, а в среднем по стране производство продовольствия сократилось в сравнении с 1990 годом в два раза. Ущерб, нанесенный экономике, огромен (около 15 триллионов долларов) и превысил результаты немецко-фашистской агрессии 1941-45 годов. По своей сути планы Запада в отношении России представляют продолжение немецко-фашистского плана "Ост": все, что происходит в России и в странах бывшего СССР не случайность, а являются целенаправленным и тщательно спланированным и управляемым процессом по уничтожению Западом региональной цивилизации - России. Исходя из складывающейся обстановки вопросы продовольственной безопасности нашей страны выступают в настоящее время на первый план.

Для характеристики степени продовольственной безопасности государства предлагается ввести понятную всем со школьной скамьи пятибалльную систему оценок. Оценка определяется исходя от состояния отраслей, производящих продовольствие, степени обеспечения им населения, качества продуктов питания, их доступности веем слоям общества, объема и возможностей по наращиванию стратегических запасов продовольствия, состоянию производственной и научно-технической базы и возможностям по сохранению и улучшению среды обитания.

Продовольственная безопасность государства, обеспечена ПОЛНОСТЬЮ, если:

1). Население страны обеспечено экологически чистыми, полезными для здоровья продуктами питания отечественного производства по научно-обоснованным нормам с учетом пола, возраста, условий труда, природно-климатических условий и национальных традиций.

2). Цены на эти продукты питания доступны всем честным труженикам, многодетным семьям, пенсионерам независимо от национальной принадлежности и профессии.

3). Созданы стратегические запасы продовольствия на случай стихийных бедствий, войны или других чрезвычайных обстоятельств. Этот запас позволит избежать голода в стране при введении нормированного распределения продуктов, а течение не менее пяти лет. В США, например, создан запас зерна на этот срок, в Швейцарии запасено продовольствия тоже на этот срок. По совету библейского Иосифа в древнем Египте был создан запас продовольствия, позволивший избежать голода в течение, семилетней засухи.

4). Агропромышленный комплекс (АПК), рыбное и лесное хозяйство развиваются устойчиво и имеют резервы, позволяющие наращивать производство продовольствия для увеличения запасов и на случай оказания продовольственной помощи другим странам, которые постигли стихийные бедствия или войны.

5). Наука находится на уровне высших мировых достижений и обеспечивает, все сферы новейшими, образцами техники, технологиями, поддерживает и улучшает генофонд животноводства и растениеводства и дает достоверные прогнозы развития всех сфер жизни и деятельности общества на Перспективу.

6). Природоохранная и природовосстановительная политика и практика обеспечивают сохранение и улучшение среды обитания.

Продовольственная безопасность обеспечена в ОСНОВНОМ, если обеспечиваются все вышеперечисленные условия кроме пункта 3, т.е. стратегические запасы имеются, но обеспечивают население продуктами питания на случай чрезвычайных обстоятельств на срок менее пяти лет.

Продовольственная безопасность обеспечена ЧАСТИЧНО, если выполняются следующие условия:

1). Население страны обеспечено продуктами питания отечественного производства не менее чем на- 85% и эти продукты являются экологически чистыми и полезными для здоровья. Этот норматив близок принятому международной продовольственной организацией (ФАО).

2). Цены на эти продукты доступны основной массе трудового населения страны.

3). Стратегические запасы продовольствия ограничены и не обеспечивают устойчивое снабжение населения в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств.

4). Производственные мощности позволяют наращивать выпуск продовольствия.

5). Научно-техническая база хотя и отстает от уровня высших мировых достижений, но развивается.

6). Природоохранные мероприятия осуществляются, но темпы восстановления среды обитания недостаточны.

Продовольственная безопасность страны НЕ ОБЕСПЕЧЕНА, если:

1). Население страны обеспечено экологически чистыми и полезными продуктами питания отечественного производства на 60-80%.

2). Цены на эти продукты основной массе трудового населения не доступны.

3). Стратегические запасы продовольствия истощены или отсутствуют.

4). Производственные мощности не позволяют наращивать выпуск продовольствия.

5). Научно-техническая база не развивается.

6). Природоохранные мероприятия не соответствуют окружающей среды.

Если оценивать состояние продовольственной безопасности России в данное время по вышеприведенным критериям, то ее можно оценить только как КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ.

Основания к этому следующие:

1). Население страны обеспечивается продуктами питания отечественного производства менее чем на 50%, а крупные административно-промышленные центры зависят от поставок из вне на 70-80%. Поставляемые с Запада продукты являются далеко не экологически чистыми, многие из них имеют консерванты и добавки, запрещенные к применению в странах-изготовителях и их можно смело отнести, не к продуктам; питания, а к средствам геноцида.

Следует иметь в виду, что при полной продовольственной зависимости от поставок продовольствия из-за рубежа. Парламент, Правительство и Президент России не могут проводить самостоятельную политику под угрозой искусственного инициирования голода внешними силами и самое патриотичное, и благонамеренное правительство будет немедленно сметено голодными толпами, как это произошло в 1917 году с Временным правительством. Голод в России может возникнуть даже при отсутствии злого умысла со стороны Запада, но и в случае природных или социальных катаклизмов, которые приведут к снижению уровня производства продовольствия в странах-поставщиках. Они просто прекратят экспортировать продовольствие, а голод и мор будет в России.

2). Цены на экологически чистые продукты питания в нашей стране доступны только "элите" и "богоизбранным", а не основной массе населения.

3). Стратегические запасы продовольствия, созданные за годы Советской власти, разворованы и при нынешнем состоянии экономики их воссоздание невозможно.

4). Агропромышленный комплекс (АПК) России умышленно и целенаправленно разрушается. Парк техники АПК изношен на 70-80%, производство сельскохозяйственной техники сократилось более чем в 10 раз. Фермеры нашу страну не накормят, это прошлое, а не будущее нашей, страны. Во всем мире идет процесс, концентрации производства. В царской России голод повторялся с периодичностью раз в пять лет, и лишь переход к крупным коллективным хозяйствам устранил в нашей стране угрозу голода. Производившиеся начиная с 1963 года закупки зерна - экономическая диверсия. Например, в 1990 г. было импортировано 44 млн. т. зерна, а из произведенных совхозами и колхозами 240 млн. т. невостребованными оказались более 170 млн. т. Продовольственных товаров, в СССР в 80-х годах производилось достаточно, а перебои в снабжении населения с началом перестройки были организованы искусственно для того, чтобы вызвать недовольство народа. Рыбоводство находится в плачевном состоянии. Рыбопромысловый флот разгромлен приватизаторами, а его остатки ловят рыбу и добывают морепродукты для кого - угодно, но не для нас. Рыбаки "куют" валюту для своих хозяев. Лесное хозяйство разрушено, лесные богатства хищнически истребляются. Лесоматериалы, как правило, в виде кругляка, отправляются за границу за бесценок, а вырученные за их продажу финансовые средства оседают в иностранных банках, инвестируя экономику Запада.

5). Наука, в том числе аграрная, находится в состоянии агонии и теплится лишь на энтузиазме патриотов - подвижников. Предлагаемые российскими учёными научные разработки, в том числе Ленинградская модель восстановления и развития агропромышленного комплекса не только не внедряются, но и замалчиваются, а ученые-патриоты преследуются и выживаются из научных учреждений западенцами от науки.

6). Природоохранительные мероприятия с началом реформ практически свернуты. Единой государственной политики природопользования не проводится. Природные ресурсы находятся в ведении субъектов федерации, а фактически - в руках мафиозных кланов. Финансовые средства, получаемые от природопользователей, идут куда угодно, но не на природоохранительную и не на природовосстановительную деятельность.

Своим видением проблемы продовольственной безопасности с журналом "РФ сегодня" поделился депутат Государственной Думы, президент АККОР, председатель Аграрной партии России Владимир ПЛОТНИКОВ, отвечая на вопросы Светланы Додоновой.

ВОПРОС. Владимир Николаевич, как Вы оцениваете продовольственную безопасность России? Насколько остро стоит сегодня этот вопрос для страны?

ОТВЕТ. Это тема номер один для России. Задача Президента - "сбережение народа", - на мой взгляд, невыполнима, если мы не будем уделять должного внимания продовольственной безопасности страны.

Ученые всего мира единодушно пришли к выводу, что, если страна завозит 25 процентов продуктов, значит, она теряет свою продовольственную независимость. Россия потеряла ее, так как давно перешагнула этот порог. За шесть последних лет импорт продовольственных товаров увеличился в три раза. За 2006 год ввезли продуктов на 100 миллиардов рублей больше, чем в 2005 году. В целом импорт продовольствия в РФ в 2006 году в денежном эквиваленте составил 550 миллиардов рублей. И только на 600 миллиардов рублей произвели продуктов питания отечественные хозяйства.

После того как мы разрушили аграрный сектор сельского хозяйства и отказались от государственного регулирования, очень трудно отыграть ситуацию назад. Сейчас отечественное сельское хозяйство понемногу набирает обороты в производстве, но импорт превышает этот незначительный рост. Так, на каждый дополнительно произведенный килограмм мяса в России мы ввозим пять из-за рубежа.

Мы зависимы сегодня по самым ценным продуктам питания - белковым. Завозим огромное количество молочных продуктов, рыбы, мяса весьма сомнительного качества. Так, в 2007 году по установленной Правительством квоте будет завезено 1 миллион 150 тысяч тонн "ножек Буша". Это столько же, сколько и в прошлом году.

ВОПРОС. Тогда, скажите, Владимир Николаевич, как депутат, все четыре созыва занимающийся аграрными вопросами в Государственной Думе, как нужно решать проблему продовольственной безопасности?

ОТВЕТ. Решить проблему отрасли могут политика импортозамещения и государственное регулирование. Но ни того, ни другого у нас, к сожалению, нет. Еще во второй Думе, депутаты-аграрии разработали Закон "О продовольственной безопасности". Там были прописаны ограничения на ввоз продовольственного импорта и необходимость увеличения отечественного производства. Правительство долго тянуло с заключением на этот законопроект и, наконец, все сделало для того, чтобы с успехом его провалить - в июле 2005 года он отклонен и снят с дальнейшего рассмотрения. В то время как в большинстве развитых стран мира подобный закон принят и исполняется.

К сожалению, на правительственном уровне продовольственная безопасность страны не воспринимается как угроза. Поэтому на сельское хозяйство огромной страны в федеральном бюджете-2007, который имеет 1,5 триллиона рублей профицит, выделено всего 0,74 процента от расходной части бюджета! Для сравнения: в 1990 году на сельское хозяйство выделялось 19 процентов. В советское время - 26 процентов.

ВОПРОС. Почему же даже на пороге вступления в ВТО Правительство не понимает важности этой проблемы?

ОТВЕТ. Вопрос остается открытым... Сегодня ни один здравомыслящий руководитель не обходит тему продовольственной безопасности. Например, в Москве 75 процентов импортного продовольствия. В 2006 году в столице приняли свой закон "О продовольственной безопасности города Москвы".

Выделены большие средства. У руководства Москвы есть понимание, что здоровье - это, прежде всего, качественные продукты питания.

Что же видим на федеральном уровне? Закон "О продовольственной безопасности" благополучно похоронили, денег из бюджета выделяют крохи. Вы спросите: а как же национальный проект "Развитие АПК"?..

ВОПРОС. Но ведь недавно принят Закон "О развитии сельского хозяйства" в правительственной редакции.

ОТВЕТ. Да, принят. Но носит рамочный характер. Депутатский же вариант закона предусматривал конкретные меры поддержки селу. Теперь в соответствии с принятым правительственным вариантом закона мы должны разработать государственную программу развития сельского хозяйства на пять лет. Как это получится, не знаю. Сейчас Государственная Дума, Совет Федерации и Министерство сельского хозяйства заинтересованно включились в эту работу. Чтобы документ получился полноценным, и каждый крестьянин почувствовал от него пользу. Это последняя наша надежда!..

В одном из своих первых интервью в должности премьер-министра, Виктор Зубков подчеркнул, что "безопасность нашего государства - это и продовольственная безопасность тоже, мы должны об этом думать постоянно".

Для России это вопрос не праздный. "Россия на сегодня потеряла продовольственную безопасность по основным продуктам питания", - сказал в интервью Bigness.ru бывший министр сельского хозяйства, а ныне депутат Госдумы Виктор Семенов.

По его словам, в России нас нет продовольственной безопасности в международном понимании этого слова. Поэтому, говорит Семенов, "не случайно сегодня, когда неурожай в Европе по зерну, то это тут же бьёт и по нам, и по стоимости зерна", а также по стоимости других продуктов.

Вместе с тем, Виктор Семенов отметил, что в последние 2-3 года начался процесс возвращения позиций России на мировом рынке продовольствия. "Есть гарантии того, что мы постепенно, не просто вернём свои позиции, но будем кормить и Европу, и Азию, как это было раньше", - сказал депутат в интервью Bigness.ru. Говоря о том, что было "раньше", Семенов напомнил, что раньше "овёс был как нефть". Россия до первой мировой войны была основным поставщиком овса во всю Европу. В те времена, когда гужевой транспорт был одним из наиболее распространенных, овес был ресурсом не менее ценным, чем нефть сегодня.

После распада СССР, начался развал и мощнейшего советского агропромышленного комплекса. Виной тому стал разрыв внутрихозяйственных связей и беспорядочное их замыкание на страны, традиционно враждебные России. Вместе с тем, несмотря на суровый климат нашей страны и ряд других факторов, советское сельское хозяйство, уступая другим странам в урожайности, ничуть не уступало Западу по эффективности и использовало почвенно-климатический потенциал страны на 70-80%. Переживая в 1990-1991 годах точку своего наивысшего подъема, оно совсем не собиралось умирать, считает эксперт в области продовольственной безопасности Павел Бурдуков. Но его заставили: в отдельные годы продуктивность АПК снижалась со скоростью 15-20% при отсутствии явных неурожаев,

Поднимать вопрос поддержки АПК в эпоху реформ было крайне тяжело. Нынешний министр сельского хозяйства Алексей Гордеев признался в одном из интервью, что, поднимая тему продовольственной безопасности и самодостаточности, он "не всегда встречал понимание даже среди коллег по правительству".

Прежнее руководство страны и близкое к нему экспертное сообщество были приверженцами глобализационного подхода к экономике, который диктовал необходимость чисто рыночного подхода ко всем отраслям: иными словами, покупать там, где дешево. В России, учитывая не самые благоприятные климатические факторы, а также многочисленные издержки, действительно, многие направления АПК более затратны, чем, например в США. Это касается и производства зерна, и скотоводства.

Однако подобный курс привел к тому, что зависимость России от импорта продовольствия достигла к концу 90-х годов 75-80%. Зависимость имела и другую опасную грань: ввиду низкого уровня импортозамещения, контролирующие органы сквозь пальцы смотрели на поставку низкокачественного продовольствия, что напрямую било по здоровью россиян. Еще десять лет назад невозможно было и представить нынешнюю активную политику Росприроднадзора по запрету на ввоз продукции из определенных стран.

При этом Россия стала зависимой не только от настроений правящих элит стран-поставщиков продукции, но и от мировой экономической конъюнктуры. Превышение в этом году инфляции сверх запланированного уровня - прямое следствие роста цен на продовольствие в Европе.

Однако к сегодняшнему дню стратегия развития АПК приобрела статус национального проекта, а курирует его лично премьер-министр Виктор Зубков, не понаслышке знакомый с проблемами села.

"Аналоги подобному проекту на территории СНГ уже есть. Так, Белоруссия ежегодно тратила триллионы рублей на поддержку белорусского села: выделялись надбавки к закупочным ценам на продукцию, выращенную крестьянами, авансы на покупку солярки и масел, субсидии на технику. В результате сотни колхозов вылезли из долговой ямы, очень многие вышли на прибыль. Будем надеяться, что этот опыт приживется и в России", - резюмирует Bigness.ru.

В отличие от дореволюционных и советских времен, когда проблемы агропромышленного комплекса обсуждались печатью и общественностью очень широко (правда, в СССР это обсуждение носило односторонний характер), в последнее десятилетие им уделяется мало внимания, - хотя желание россиян хорошо питаться, очевидно, не ослабло, а положение дел по сравнению с поздним советским периодом в целом не улучшилось, а намного ухудшилось. Но денежных знакодержателей эта ситуация не беспокоит, поскольку они всегда могут приобрести нужные им продукты по сколь угодно высоким ценам, а голос большей и более бедной части населения еле слышен. Государственные структуры убаюкивают население (и себя) уверениями, что дела в этом секторе идут на поправку, ссылаясь на рост производства и потребления продовольствия в последние годы. Между тем оснований для тревоги сейчас больше, чем в семидесятые-восьмидесятые годы. Бoльшая часть населения питается хуже, а объем производства продовольствия (даже с учетом сокращения потерь сельскохозяйственной продукции) снизился. Да и импорт основных видов продовольствия (кроме некоторых фруктов, вин и экзотических продуктов, недоступных для большей части населения) по сравнению с восьмидесятыми годами уменьшился. Соответствующие цифры легко найти в статистических справочниках и работах многих российских экономистов, хотя реальные показатели производства и потребления продовольствия все же, как можно заключить из независимых источников, несколько выше, поскольку официальная статистика не учитывает в полной мере теневое производство продовольствия и уменьшение потерь в сельском хозяйстве, пищевой промышленности и в товаропроводящей сети.

Хуже всего то, что вопреки бодрым заверениям государственных мужей даже нынешнее состояние этого комплекса, если не принять срочных мер, непременно ухудшится, ибо его во многом обеспечивает прежний материальный, природный и человеческий потенциал, который быстро тает.

Осознанию истинного положения дел препятствует отсутствие достоверной информации [1]. "Лукавая цифра", о которой один из авторов настоящей статьи (совместно с В. Селюниным) писал более пятнадцати лет назад, в постсоветское время не умерла: она живет и процветает, правда в других формах и по несколько другим причинам. Но, как и раньше, она заводит руководителей государства в тупик. И не только в продовольственном комплексе.

В советские времена лукавая цифра представала главным образом в виде раздутых показателей экономического роста, которые должны были доказать явное превосходство СССР над капиталистическими соперниками. В последние годы российское статистическое ведомство, освобождаясь от политического давления и к тому же используя методическую и финансовую помощь международного статистического и экономического сообщества, с этой опасностью относительно успешно справилось: наши альтернативные оценки динамики производства за длительный период времени мало отличаются от официальных (хотя для отдельных лет расхождения остаются). Однако существует и другая, не столь очевидная угроза, о которой знает только узкий круг специалистов, - недооценка реальной стоимости основных фондов. Здесь нам придется объяснить, что экономисты различают первоначальную и восстановительную стоимость основных фондов. Первоначальная представляет собой стоимость основных фондов в момент их создания или приобретения, восстановительная - в любой другой момент времени. Если уровень цен остается неизменным, эти величины совпадают; в противном случае они различаются тем больше, чем быстрее меняются цены. В советской экономике цены нередко росли быстро или очень быстро (тридцатые годы, война); снижались же они лишь в конце сороковых - первой половине пятидесятых годов. Для руководства экономикой значение имеет именно восстановительная, а не первоначальная стоимость основных фондов. В самом деле, для возмещения износа основных фондов используются амортизационные отчисления, которые устанавливаются в процентах к стоимости основных фондов. Но если цены на ресурсы, необходимые для возмещения основных фондов, выросли, то исчисленных таким образом амортизационных отчислений не хватит для возмещения реального износа. А как определить потребность в капитальных вложениях для расширения производства, если капитальные вложения и основные фонды оценены в денежных единицах с разной покупательной способностью? А что означает прибыль предприятия, отрасли, всей экономики, если часть издержек (амортизационные отчисления) исчислена в одних денежных единицах, а выручка - фактически в других, имеющих более низкую покупательную ценность? В результате вновь получается королевство кривых зеркал - только отражается в этих зеркалах не динамика производства, а стоимость основных фондов. Надо отдать должное советским экономистам тридцатых-пятидесятых годов, которых сейчас несправедливо бранят, не учитывая реальных условий их работы: они указали на эту проблему своевременно и верно оценили ее масштаб, в то время как западные специалисты, анализировавшие советскую экономику, ее просмотрели [2].

Эти и некоторые другие формы искажения официальной статистикой реального положения дел в экономике оказывают негативное воздействие и на продовольственный комплекс.

Реальная совокупная прибыль пищевой промышленности и торговли многократно превышает показатели отраслевой финансовой статистики. Это не должно вызывать удивления. В экономической литературе и, еще чаще, в периодической печати не раз писали об огромном теневом обороте именно в этих секторах российской экономики, раскрывались и многочисленные механизмы получения теневых доходов.

На огромные доходы посреднического сектора указывали многие российские экономисты. Мы об этом подробно писали еще в 1997 году [3], основываясь на наших альтернативных оценках динамики и структуры валового внутреннего продукта России в первой половине девяностых годов. Очень убедительно это показала Г.П. Литвинцева [4]. О высокой рентабельности торговли говорит массовое строительство новых торговых предприятий, которое стремительно разворачивается в последние годы, в то время как производственное строительство остается незначительным. Несмотря на очевидную концентрацию доходов экономики именно в пищевой промышленности и торговле, многие российские экономисты с удивительным упорством искали их там, где они значительно ниже и в абсолютном и относительном выражении, а именно в нефтегазовой промышленности (не учитывая, кстати, в своих расчетах горной ренты огромную недооценку основных фондов этой отрасли и, тем самым, столь же большую недооценку реальных издержек).

Где и как найти деньги для сельского хозяйства?

Анализ показывает, что дефицит ресурсов в сельском хозяйстве и их избыток в пищевой промышленности и торговле - величины примерно одного порядка. Отсюда следует, что проблемы сельского хозяйства можно решить в основном за счет перераспределения доходов между отраслями продовольственного сектора.

Очевидно, что основу продовольственного комплекса составляет сельское хозяйство. Пищевая промышленность лишь перерабатывает его продукцию, а торговля поставляет ее потребителям. При всей важности и необходимости этих функций они вторичны: крах сельского хозяйства неизбежно обернется крахом пищевой промышленности и торговли (если, конечно, не ориентироваться главным образом на импорт продовольствия, о чем еще будет речь ниже).

Между тем перспективы российского сельского хозяйства весьма мрачны. Стабилизация и даже некоторый рост производства в последние годы не должны создавать впечатление, будто кризис преодолен.

Нетрудно подсчитать, что при нынешних темпах сокращения парка сельскохозяйственных машин, даже с учетом большей производительности новой техники, в обозримом будущем площади посевов уменьшатся в два-три раза. Разрушаются из-за отсутствия средств и многие здания сельскохозяйственного назначения: животноводческие постройки, мастерские для ремонта и хранения сельскохозяйственной техники и т. д.

Резкое сокращение внесения в почву минеральных и, в меньшей степени, органических удобрений еще не сказалось заметно на урожайности сельскохозяйственных культур. Но запас плодородия, накопленный почвой ранее, за многие годы регулярной подпитки, не бесконечен. Рано или поздно он истощится, и вслед за сокращением посевных площадей произойдет и снижение урожайности.

Наконец, остается неудовлетворительным состояние трудовых ресурсов на селе. Речь идет не о количественных, а о качественных характеристиках - возрастном составе, квалификации, трудовой активности и трудовой морали. Впрочем, при столь нищенской оплате труда трудно было бы ожидать иного - скорее надо удивляться, что люди еще работают. Оттока работников из деревни в прежнем объеме не наблюдается, поскольку в городе потребность в трудовых ресурсах резко снизилась. Но все бoльшая часть селян занята малопроизводительным трудом в личном подсобном хозяйстве, где почти не применяется современная техника и достижения науки. Одним словом, крах сельскохозяйственного производства в России вследствие недостаточного финансирования - дело не отдаленного, а ближайшего будущего.

Теперь вернемся к взаимоотношениям внутри продовольственного комплекса. Сразу оговоримся: мы ограничиваемся макроэкономическими оценками, в многообразные внутриотраслевые и территориальные проблемы мы не вдаемся, да и не знаем их. При практическом решении, конечно, придется их рассматривать.

Для пищевой промышленности верхней планкой рентабельности, исчисленной по отношению к выручке от продаж, видимо, следует считать восемь процентов (примерно такой уровень существует в пищевой промышленности США). В этом случае из 271 миллиарда рублей реальной прибыли для расширения производства и выплату налогов достаточно будет 70 миллиардов рублей. Для передачи сельскому хозяйству освобождается 201 миллиард рублей. Аналогичным образом, для торговли продовольственными товарами при той же норме рентабельности достаточно будет менее 80 миллиардов, а не 406 миллиардов рублей. Как видим, если изъять из этих отраслей избыточную прибыль и передать ее сельскому хозяйству, можно удовлетворить потребности сельского хозяйства в средствах для расширенного воспроизводства (201+326=527 миллиардов рублей). Возникают, однако, два очень непростых вопроса: каким образом изъять и как рационально передать, не допустив растранжиривания переданных средств, столь характерного для советского сельского хозяйства?

Колоссальная сложность первой задачи заключается в том, что в этих отраслях, где производство рассредоточено по десяткам и (для торговли) сотням тысяч предприятий, легче всего ускользать от налогообложения, - что они с большим успехом в настоящее время и делают. Не беря на себя функции налоговиков, укажем только на принцип решения проблемы. Мы предлагаем коренным образом изменить сам подход к объекту налогообложения, исходя из объективных признаков уровня хозяйствования, которые невозможно или крайне затруднительно скрыть. В розничной торговле такими признаками могут быть торговые площади, в пищевой промышленности - производственные площади или, скажем, мощности электромоторов по последней отчетности. Зная избыточную прибыль в каждой отрасли и общую величину объекта обложения по всей отрасли, нетрудно установить размер налогов на единицу налогового признака. Не тешим себя мыслью, что удастся изъять всю избыточную прибыль, но даже изъятие большей ее части - скажем, 70-80 процентов - стало бы большим подспорьем для сельского хозяйства. Возможно, мы не видим всех сложностей реализации предлагаемого решения, но в любом случае считаем, что оно заслуживает обсуждения.

Значительная часть полученных бюджетом средств может быть выделена в качестве прямых субсидий сельскому хозяйству, как это делается уже много десятилетий в развитых странах. У нас в России такие субсидии еще более оправданы, ибо сельское хозяйство в последние 10-15 лет, скажем прямо, подвергалось откровенному грабежу. А вот по каким признакам, кому и в каком объеме выделять субсидии, как не допустить их расхищения чиновниками государственного аппарата и самих сельскохозяйственных предприятий - вопросы, которые следует обсудить. Здесь полезно воспользоваться богатейшим опытом развитых стран. Определенная часть собранных средств может аккумулироваться в государственных банках или в Банке долгосрочного кредитования сельского хозяйства, который будет на льготных условиях кредитовать кредитоспособные сельскохозяйственные предприятия и частных лиц (фермеров).

Читатель спросит: почему авторы говорят только о сельском хозяйстве? Разве в России только оно находится в критическом положении? А жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение, образование, вооруженные силы, пенсионеры? Что же, предлагаемые нами принципы могут быть применены и для решения других насущных проблем. Избыточные прибыли имеются в целом ряде отраслей экономики: в торговле непродовольственными товарами, в том же нефтегазовом комплексе… Заметим, что доходы состоятельных слоев населения для такой бедной страны, как наша, скандально высоки [5].

Конечно, и в самом сельском хозяйстве имеются определенные резервы повышения эффективности производства. Передовые сельскохозяйственные предприятия и фермеры добиваются в тяжелейших условиях немалых успехов. Не станем, однако, преувеличивать имеющиеся возможности. Число гениев хозяйствования объективно ограничено, хотя общество и должно всячески помогать им раскрыть свои таланты (чего не было ни при советской власти, ни в постсоветский период).

Сельское хозяйство, безусловно, несет потери от того, что львиная доля производимого им дохода достается другим отраслям. Почему бы пищевую промышленность и торговлю продовольственными товарами не развивать самим жителям деревни? В одиночку им, конечно, эту задачу не решить. Но есть же хорошо испытанный и в дореволюционной, и в нэповской России, и на Западе институт кооперации, который позволяет решить ее объединенными усилиями многих сельскохозяйственных предприятий и частных лиц. Сколько было разговоров об этом институте в конце 80-х годов, но получился пшик. Может быть, не те люди и не с того конца брались за это дело?

Нужно ли России сельское хозяйство?

Авторы исходили из того, что крах сельского хозяйства России нанесет серьезный ущерб экономике и снизит уровень жизни сельского, да и городского населения. Это предположение нуждается в доказательстве. В системе международного разделения труда вполне допустима ликвидация целых отраслей хозяйства какой-то страны, если там нет объективных условий для их успешного развития. Живут же, скажем, США без производства бытовых приборов и обуви. Почему бы и России не свести сельское хозяйство к минимуму, тем более что условия, прежде всего климатические и почвенные, в нашей стране не самые лучшие? [6]

Представим себе, что Россия пошла на резкое свертывание сельскохозяйственного производства. Какие при этом возникнут проблемы? Во-первых, потребуется увеличить импорт сельскохозяйственной продукции и продукции пищевой промышленности на десятки миллиардов долларов в год. Сейчас Россия имеет большое положительное сальдо торгового баланса, но оно обеспечивается в основном высокими мировыми ценами на нефть. Это положение не продлится вечно. В ближайшие годы цены, скорее всего, упадут, и весьма существенно, - для этого таким странам, как Ирак и Ливия, достаточно развернуть нефтедобычу в полную меру своих производственных возможностей, определяемых, в конечном счете, огромными запасами. К тому же весьма вероятно сокращение добычи нефти и газа в России в ближайшие годы [7].

Пока в России нет конкурентоспособных отраслей, способных компенсировать возможное сокращение экспорта нефти и газа. Мнимая дешевизна производства стали и многих цветных металлов, химических продуктов "обеспечивается" тем же недоучетом реальных издержек производства и искусственной дешевизной электроэнергии и транспортных тарифов. Кстати, издержки очень серьезно занижены и в нефтяной промышленности. Нельзя без улыбки читать в весьма солидных журналах и книгах уверения, что себестоимость добычи нефти в России составляет полтора-два доллара за баррель, как в Саудовской Аравии и Кувейте, где климатические и геологические условия несравненно более благоприятны.

Во-вторых, в сельском хозяйстве России заняты десятки миллионов людей. Если они лишатся заработков, страну ждут серьезные социальные потрясения. Именно социальными соображениями во многом руководствуются страны Запада, предоставляя субсидии своему сельскому хозяйству [8].

В-третьих, продовольственная безопасность является важной частью национальной безопасности. Этими соображениями можно было бы пренебречь, если бы Россия вошла в какие-либо крупные экономические или военные группировки, куда, похоже, ее не приглашают.

В силу сказанного - считаем недопустимым ориентироваться на сокращение сельскохозяйственного производства в России - напротив, его надо сохранять и развивать, хотя конкретные параметры этого развития должны быть вычислены с учетом реальных издержек в различных отраслях экономики.

ЛИТЕРАТУРА.

1. Применительно к экономике в целом эта проблема была рассмотрена в статье: Ханин Г. И., Иванченко Н. В. Альтернативная оценка стоимости материальных фондов и рентабельности в реальном секторе российской экономики в 1998-2000 годах // Вопросы статистики. 2003. № 9.
2. См. подробнее: Ханин Г. И. Динамика экономического развития СССР. Новосибирск, 1991.
3. Суслов Н. И., Ханин Г. И. Экономика России в 1991-1995 годы: альтернативная оценка // ЭКО. 1997. № 11.
4. Литвинцева Г. П. Продуктивность экономики и институты на современном этапе развития России. Новосибирск, 2003.
5. См. подробнее: Ханин Г. И. Перераспределение доходов как средство обеспечения экономического роста и социальной стабильности в России // ЭКО. 2002. № 7.
6. Не следует преувеличивать значение того факта, что до революции Россия была включена в мировое разделение труда преимущественно через сельское хозяйство. Немалую долю тогдашнего экспорта составляла продукция украинского сельского хозяйства. Кроме того, экспорт обеспечивался нищенским уровнем жизни населения ("не доедим, а вывезем"). Наконец, ни у одного из конкурентов сельское хозяйство в дальнейшем не подвергалось такой дискриминации и ограблению, как в СССР и, увы, в постсоветской России. Не станем себя обманывать и тем, что временами в последние годы и Россия экспортирует зерно и некоторые другие сельскохозяйственные продукты. Этот экспорт выглядит рентабельным только потому, что реальные издержки производства, как мы показали, в России не учитываются.
7. См.: Петров В. В. и др. Долгосрочные перспективы российской нефти. М., 2003.
8. При этом вполне допустимо сокращение сельскохозяйственного производства в отдельных районах с особо неблагоприятными природными условиями (северо-восток европейской части России и т. п.), что, впрочем, уже и происходит.

Статья подготовлена по материалам:
http://www.russia-today.ru; http://www.bigness.ru; http://www.rustrana.ru





Приглашаем ученых и инженеров, аспирантов и студентов, а также,
заинтересованные институты, фирмы, организации и частных лиц, принять участие в размещении
информации в интернет-газете, посвященной холодильной и близкой ей тематике.

Учредитель и издатель интернет-газеты: ООО "АВИСАНКО" (Москва).
Адрес редакции: Россия, 115551, Москва, Шипиловский проезд, д.47/1, офис 67-А.
Тел./факс: +7 (495) 343-43-71, тел.: +7 (495) 343-43-17, -43, -44, -45, доб. 132.

Головной сайт: www.avisanco.ru.

E-mail: info@holodilshchik.ru

Первый выпуск первой в России интернет-газеты по холодильной и
близкой ей тематике - "Холодильщик.RU" - вышел в свет в январе 2005 г.
Руководитель проекта и Главный редактор: Маргарян С.М. (АВИСАНКО, ООО)
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет.
При перепечатке статей, ссылки на их авторов и интернет-газету обязательны.
Разместите на своем сайте нашу кнопку... Rambler's Top100 Многоязыковая поисковая система...


Авторские права © 2005-2017 // MARGARY@N

Партнеры:
[an error occurred while processing this directive]